Каторжане Владимировки >

Далее: ЯПОНЦЫ ТОЙОХАРЫ >

В 1875 году южный Сахалин стал частью Российской Империи, а спустя 7 лет на Черной речке была основана Владимировка, названная по имени русского майора. Двадцать три года здесь было русское каторжное поселение, а в 1905-м пришли японцы и южный Сахалин стал японской провинцией Карафуто. А бывшее каторжное село на Черной речке японцы назвали Харуки, по имени японского майора. 

 

1. Библиотека атамана Медведя.

Областная библиотека стоит примерно там же, где было здание японского театра «Сато», в 1948 году перестроенное в  Сахалинский областной драматический театр. В 1974 году площадку зачистили и построили современное здание библиотеки.

Рядом планировался большой концертный зал, но его так и не построили. Зато в 2010-х на территории библиотеки появился сквер с «чеховскими» скульптурами. Одна из них посвящена реально существовавшему штабс-капитану Шишмареву, персонажу книги «Остров Сахалин».

По Чехову, он является не только первым русским на Сахалине, но и вообще первым человеком на острове. Памятник Алексею Шишмареву – самая оригинальная и выразительная сахалинская скульптура.

Говорят, что по ночам здесь можно услышать далекий туманный стон друга штабс-капитана Шишмарева - сивуча, скульптура которого стоит на озере в городском парке. В момент, когда слышен стон сивуча, все вокруг исчезает, и наблюдатель на две-три секунды оказывается в темном лесу.

Вдалеке горит свет в окошке невидимого дома, но путнику ни в коем случае нельзя к нему идти.

Через этот лес проходит каторжный тракт из Корсакова на север, по этой же дороге из Владимировки возят покойников на кладбище, и в этом лесу стоит одинокая изба самого страшного уголовника сахалинской каторги Богданова.

Отбыв свой длительный срок, он живет здесь на вечном поселении, и все называют его атаман Медведь. Этот жестокий свирепый убийца наводит ужас даже на бывалых каторжан.

Однажды поздно вечером в дверь атамана постучался мальчик-абориген, чумазый, в обгоревшей одежде, и сказал, что далеко в тайге был сильный пожар, и он чудом спасся, но потерял дорогу домой, много дней блуждал по лесу и совершенно выбился из сил.

Атаман впустил его в дом, накормил и уложил спать, а утром подарил своему маленькому гостю красный детский стульчик, отвел во Владимировку и пристроил работником в «чайную избу», где по вечерам собирались карточные игроки.

Когда атаман Медведь вернулся домой, он обнаружил на своем крыльце синий стеклянный шар размером с человеческую голову.

 

2. Почта доктора Кабарги.

Здесь было кладбище каторжного поселения Владимировка. Есть две противоположные версии того, что произошло с кладбищем, когда в 1905 году пришли японцы.

По первой версии японцы раскопали все могилы и в течение нескольких дней жгли гробы. По второй версии, более фантастической, все гробы были бережно перезахоронены на новом кладбище в Осаве, которое теперь известно в городе как давно закрытое старое кладбище.

Так или иначе, японцы сравняли кладбище Владимировки с землей, а на его месте построили почту. Через несколько лет она сгорела, построили новую, она тоже скоро сгорела. В 1931 г. возвели новое, капитальное, красивое здание почты, но в 1955 г. и оно сгорело. Наконец, в 1960 г. появился нынешний главпочтамт.

Говорят, что на главпочтамте есть специальный потайной почтовый ящик, куда можно опустить письмо в прошлое.

Можно написать, например, письмо знаменитому каторжному доктору Кабарге, который открыл у местной рябины целебные свойства, способствующие заживлению ран, и сделал из нее кровоостанавливающую мазь. 

Рябину для мази доктор Кабарга собирал на местном кладбище, опытным путем установив, что ее целебные свойства сильнее обычной рябины. Однажды доктора вызвали к мальчику-аборигену, который был разнорабочим в «чайной избе».

Подросток лежал на полу, за синей ситцевой занавеской, а на спине у него была глубокая кровоточащая рана, нанесенная ножом с раздвоенным лезвием. Доктор наложил повязку, пропитав ее рябиновой мазью, и через два дня рана заметно затянулась.

Когда на третий день доктор пришел проведать мальчика, ему сказали, что накануне вечером он ушел и попросил передать доктору красный детский стульчик, чтобы тот его сжег.

Доктор взял красный стульчик, и дома сжег его в печи, а когда вытаскивал золу, увидел там перстень с голубым камнем, надел его на средний палец правой руки и носил до конца своих дней.

 

3. Музей Бабы-нож Росомахи.

Писатель Антон Павлович Чехов был на Сахалине с 11 июля по 13 октября 1890 года . Через 5 лет (1895) вышла его книга «Остров Сахалин». Еще через 100 лет (1995) в Южно-Сахалинске был открыт музей книги А.П. Чехова «Остров Сахалин».

Создатель этого музея, Георгий Ильич Мироманов, не дожил до официального открытия три года.

В  2013 году музей переехал в специально построенное здание площадью 2000 квадратных метров со штатом 20 человек. Здесь разместилась большая экспозиция на сахалинско-чеховскую тему и залы для культмероприятий.

Имя создателя музея ни разу не упоминается на официальном сайте музея. Размещена только безымянная групповая фотография без подписи.

Говорят, в советские времена на месте музея стоял деревянный барак, в котором жила древняя старуха по прозвищу Баба-нож.

В каторжные времена ее мужа, лабазника Оленя, обвинили в убийстве профессора Собаки, но смертную казнь на Сахалине к тому времени формально отменили, поэтому Оленя подвергли публичному побиванию плетьми.

Плети могли иметь для избиваемого самые тяжелые последствия, многое зависело от усердия палача. К несчастью лабазника, убитый был приятелем палача. Обвиняемый все отрицал, и его жена Росомаха подтвердила, что он был дома в день убийства, но многие улики указывали на него.

Палач Рысь приступил к исполнению наказания в присутствии толпы поселенцев. Всем сразу стало ясно, что лабазнику не выжить.

Вдруг, огромная баба Росомаха выбежала из толпы, держа в руках нож с раздвоенным лезвием, и попыталась ударить палача, но на ее пути случайно оказался мальчик-абориген из чайной избы, который неловко отошел в сторону, встав как раз между Росомахой и палачом, и получил страшный удар в спину.

А Росомаху с тех пор стали называть Баба-нож.

 

4. Театр Софии Белки.

Здание областного драмтеатра построено в 1964 году, через 60 лет после смерти писателя Чехова, чьим именем его и назвали. Сразу за драмтеатром начинался необъятный район японских бараков и фанз.

В 1970 году заслуженный художник РСФСР В.В. Агеев сделал на фасаде мозаичные панно и портрет Чехова. В 1992 театр переименован в Чехов-центр.

В первой половине 2010-х вокруг благоустроили скверы, сделали беседки и скульптуры чеховских героев. Фасад здания был значительно реконструирован, при этом красивые мозаичные панно 1970 года закрыли баннерами. Остался нетронутым только большой портрет А.П. Чехова.

Говорят, что каждая скульптура в сквере может один раз исполнить связанное с ее темой желание. 

Одна из скульптур посвящена реальной женщине, описанной Чеховым в книге «Остров Сахалин», но большинство принимает ее за «даму с собачкой». Дама держит в руке дорогой зонтик, исчезнувший у писателя во Владимировке прямо из рук, что называется «средь бела дня».

Во Владимировке была «чайная изба», где собирались лихие люди для игры в карты. Хозяйкой избы была София Белка, подруга атамана Медведя - самого свирепого из поселенцев. Атаман жил отдельно от всех, в тайге, и приходил только на серьезную игру с высокими ставками.

Накануне очередной игры Белка послала мальчика-прислугу к Медведю сообщить, что будет большой куш. Мальчик выполнил поручение Белки, а на обратном пути увидел на камне большого зеленого муравья.

Муравей держал в лапах воронье перо и разговаривал голосом матери мальчика. Муравей сказал, что перо поможет ему выполнить любое желание, не связанное с возвращением домой. Поскольку у мальчика не было других желаний, он взял перо и отнес его Белке.

Она повесила перо на нитке под потолком, над столом, за которым обычно играли в карты. Во время игры перо реагировало на карточные ходы и давало подсказки атаману Медведю. При помощи вороньего пера Белка и Медведь собрали средства на побег, который, впрочем, не удался.

Ведь муравей предупреждал, что исполненное желание не должно быть связано с возвращением домой. Белка решила, что это условие касается именно мальчика, но оно касалась того, кто использовал перо.

Поэтому ей пришлось в следующий раз воспользоваться для побега ловко украденным у писателя Чехова фиолетовым зонтом, взяв с собой в дальнюю дорогу собачку, в качестве живых консервов.

 

5. Сквер медсестры Соболь.

Есть сведения, что еще в 1808 году японский картограф Мамия Риндзо увидел пролив между Сахалином и материком.

Однако, еще 41 год в Европе считали, что Сахалин является полуостровом, но в  1849 году Российский адмирал Геннадий Невельской на судне «Байкал» прошел между Сахалином и материком и  доказал всему миру, что Сахалин - остров.

Его бюст установлен в 1982 году на пересечении улицы Сахалинской и проспекта Мира. Этот перекресток считается самым экологически неблагоприятным в городе.

Говорят, что на этом месте в послевоенные времена был детский сад под названием «Островок», и там работала врачом очень добрая древняя старушка по фамилии Заяц, и ее безумно любили дети, и даже не боялись делать у нее  уколы.

А когда-то старушка Заяц была юной медсестрой Соболь и помогала каторжному доктору Кабарге делать перевязку мальчику-аборигену, которого ударили ножом в спину. Мальчик смотрел на ее сверкающий на солнце золотой кулон в виде парусника и ему становилось легче.

Очертания предметов и самой медсестры становились размытыми, а в центре сверкал золотой парусник. И медсестра казалась ему большой бледной лягушкой, смотревшей на него добрыми синими глазами.

Он погружался в волны тепла и нежности и плыл по этим волнам на золотом паруснике, и больше всего на свете он хотел, чтобы рядом с ним была медсестра Соболь.

А медсестра Соболь через несколько дней вышла замуж за конвоира Зайца, который и подарил ей перед свадьбой этот золотой кулон-парусник.

А к мальчику пришел ее отец, палач Рысь, и подарил ему красные карманные часы на цепочке.

 

6. Сквер беглеца Коня.

При рождении Ивана Фёдоровича Крузенштерна звали Адам Иоганн фон Крузенштерн. В 1803 году адмирал Крузенштерн возглавил первую русскую кругосветную экспедицию, и через два года его корабль «Надежда» бросил якорь в сахалинском заливе Анива.

Мореплаватель детально исследовал восточное, северо-западное побережье Сахалина и 14 курильских островов. Адам Иоганн, как и все европейцы, считал Сахалин полуостровом, а ведь у него была возможность проверить это раньше  японцев.

Видимо, такого вопроса перед адмиралом не стояло. Крузенштерн блестяще справился со своей задачей, завершил первую русскую кругосветку, вернулся в Кронштадт и оставил потомкам великолепный атлас с картами, планами и рисунками. 

А в 1982 году на пересечении улиц Сахалинская и Милицейская установлен бюст Крузенштерна. Говорят, что в этом сквере сотрудники ФСБ встречаются со своими агентами, среди которых встречаются и путешественники по времени, и одного из них зовут Конь.

Его хорошо помнит мальчик-абориген, который когда-то, спасаясь от лесного пожара заблудился и вышел к каторжному поселку Владимировка. Там он получил удар ножом в спину, но его вылечил доктор Кабарга.

Людоед Лис пообещал мальчику показать  дорогу домой, но по дороге сам свалился с моста и исчез в реке. Когда мальчик спустился к реке, из темноты к нему вышел беглец Конь, опираясь на костяной посох.

Конь видел, как из речки вылетел камень прямо в лоб Лису, как после этого людоед упал в воду, и больше не всплывал. Мальчик спросил беглеца, не знает ли он дорогу в деревню духов, где живет его семья.

Беглец ответил, что не знает, но предложил идти вместе вверх по реке, там его ждет дудочник Облако. Беглец показал глаз железной великанши, при помощи которого дудочник должен отправить беглеца Коня в будущее.

Поскольку дудочник сам пришел из будущего, он может знать что-нибудь о деревне духов. Они пошли вверх по реке и скоро увидели костер, возле которого сидел дудочник Облако.

Конь положил железный глаз у костра и дудочник заиграл, направив свою дудку на железный глаз. Глаз стал переливаться всеми цветами и увеличиваться в размерах, и скоро стал высотой с человека.

Беглец Конь подошел к глазу, сделал шаг внутрь, глаз вспыхнул и исчез вместе с беглецом, а Дудочник перестал играть и, ни слова не говоря, растворился в темноте.

 

7. Сквер лабазника Оленя.

Сквер возле кинотеатра «Комсомолец» носит имя Николая Рудановского, бюст установлен в 1982 году.

Николай Васильевич Рудановский изучал Сахалин с 1853 по 1857 год в составе нескольких экспедиций, прошел, проехал на собаках и проплыл на шлюпках многие сотни километров по югу острова, составил первую лоцию и карту южной части Сахалина, провел первую перепись аборигенского населения южного Сахалина, и умер в чине контр-адмирала в год основания Владимировки.

Говорят, что  в сквере Рудановского у «Комсомольца» обитает стая абсолютно черных собак. Во времена каторжной Владимировки на месте будущего сквера Рудановского, было большое поле. На этом поле как-то встретились лабазник Олень и профессор-женоубийца Захаров по прозвищу Собака.

Олень пообещал Собаке принести из деревни духов деревянную картофелину с тремя монетами. Но он не смог этого сделать, поэтому сам сшил синий мешочек, сделал из дерева картофелину, положил ее в мешочек и туда же положил три китайские монеты.

Профессор Собака отдал ему взамен камень из будущих руин мельницы, которую он недавно построил. За этот камень рыбак Мышка из деревни духов пообещал отдать Оленю корону императорской львицы.

Из короны львицы доктор Кабарга приготовил бы лекарство для излечения припадочной жены лабазника Оленя. Но профессора Собаку на следующий день нашли у мельницы мертвым, рядом валялся его окровавленный топорик.

Доктор Кабарга последним видел профессора живым, когда тот разговаривал с лабазником Оленем.

Лабазника Оленя обвинили в убийстве профессора и подвергли жестокому наказанию.

 

8. Сквер палача Рыси.

Адмирал Василий Михайлович Головнин - руководитель двух кругосветных экспедиций, человек удивительной судьбы. В 14 лет Василий стал гардемарином, в 18 получил медаль за участие в морских сражениях со шведами. Единственный в русской армии стал командиром корабля в чине лейтенанта.

В 1808 году месте со своей командой совершил на судне «Диана» дерзкий побег из английского плена, пройдя от мыса Доброй Надежды на юге Африки до Камчатки.

В 1811 году Головнин составил «Карту Сахалинского моря», а на Итурупе был арестован японцами, более двух лет провел в японском плену и написал об этом книгу. Умер в возрасте 55 лет в Петербурге во время эпидемии холеры.

Говорят, что люди видели, как китайские торговцы разговаривали с бюстом адмирала Головнина. На этом месте во Владимировке стоял дом палача по прозвищу Рысь. Он был вдовец и жил вдвоем с дочкой - медсестрой по прозвищу Соболь.

В деревне любили добрую, улыбчивую Соболь, всегда готовую помочь другим. В доме палача на столе стояла ваза с сухой веткой, в память об умершей жене и матери.

Однажды вечером, придя домой, палач увидел, что на сухой ветке появились почки.  Он решил, что это жена напоминает ему, что пора выдавать дочь замуж.

Видный жених был у него на примете – молодой, перспективный конвоир Заяц. Но дочь призналась отцу, что влюблена в доктора Кабаргу, который был женат.

Палач Рысь пошел к своему приятелю, профессору Собаке, и рассказал ему об этом. Профессор нарвал возле мельницы отвораживающей травы, приготовил из нее отвар и отдал палачу.

Когда дочь палача выпила отвар, она тут же разлюбила доктора и вскоре вышла замуж за конвоира Зайца.

А на сухой ветке распустились зеленые листья и молодожены бросили ее в реку. Ветка поплыла по течению на закат, похожий на большую красную дубину палача Рыси.  

  

9. Фабрика конвоира Зайца.

В каторжном поселении Владимировка этот участок, между теперешними улицами Ленина и Бумажная, вдоль берегов реки Рогатки, назывался "собачьей слободкой", то ли потому что потому что здесь жили надзиратели и конвоиры, то ли потому, что здесь обитало много собак.

Японцы построили на этом месте обувную фабрику, а в советское время на ее основе успешно работал Южно-Сахалинский комбинат кожаной и резиновой обуви, выпускавший практически все виды обуви и различные резиновые изделия, вплоть до игрушек.

В 2001 году предприятие было объявлено банкротом, и в 2002 году ликвидировано.

Говорят, сажа для резины, завезенная из Голландии, до сих пор хранится здесь на заброшенных подземных складах, и что на этих складах живут таинственные черные собаки с серебряными зубами.

Владимировка была построена на месте другой, покинутой людьми деревни. Называлась она Черная речка, и люди ушли из нее из-за нашествия медведей-оборотней.

Оборотни нападали на скотину и домашнюю птицу, разоряли запасы еды, и случалось, что нападали на людей. Даже зимой не было от них спасения, ведь они не спали как остальные медведи.

Люди решили, что здесь всегда будут хозяйничать оборотни, и покинули Черную речку. А когда спустя почти десять лет на этом месте строили Владимировку, медведей-оборотней уже не  было.

Зато вокруг было очень много бродячих черных собак, которые, впрочем, сами не приближались к людям, в том числе потому, что у некоторых из них вместо зубов торчали серебряные гвозди.

Каторжане не упускали случая заполучить драгоценные зубы, они верили, что серебряные гвозди отгоняют нечистую силу.

Конвоир по прозвищу Заяц добыл такой гвоздь и отправил отцу-ювелиру на материк, тот его переплавил, сделал кулон и позолотил. И к свадьбе невеста Зайца, медсестра Соболь получила кулон в виде золотого парусника, а Зайцу она подарила бежевые перчатки.

После этого служебная карьера Зайца стремительно пошла в гору, и очень скоро он стал старшим надзирателем.

 

10. Мост людоеда Лиса.

Границей нового японского города и старой русской Владимировки был мост через  речку Рогатку, которую японцы называли Тамагава. Во Владимировке на этом месте был деревянный мост, который сгорел во время боев 1905 года.

Японцы построили свой деревянный мостик, а через 30 лет заменили его железобетонным, построенным по тем же технологиям, что и мост через реку Сусую на улице Сахалинской. Оба моста благополучно пережили страшный тайфун Филис в 1982 году. 

Говорят, на мосту через Рогатку видят призрак японского майора Мураками Харуки, погибшего здесь в 1905 году. А во времена каторги здесь случилось другое происшествие.

Мальчик-абориген прислуживал в «чайной избе», которая была картежным притоном. Он мечтал вернуться в свою родную деревню духов, но потерял туда дорогу. Однажды вечером в избу пришел беглый людоед Лис и сказал мальчику, что знает дорогу в деревню духов.

Людоед Лис вытащил из мешка черную собачью голову, ловко разделал ее и сварил собачью похлебку. Лис шел из Александровской тюрьмы через весь Сахалин и направлялся в Корсаков.Там он собирался убить кого-нибудь, отбывающего на материк, и по его документам уплыть на свободу.

Он хотел использовать мальчика в качестве «коровы» - то есть убить и съесть по дороге в Корсаков. Но мальчик этого не знал, и пошел с людоедом, хоть и чувствовал себя не вполне здоровым после ножевого ранения.  

Когда они ночью шли по деревянному мосту через реку Рогатку, из воды вылетел острый камень, прямо Лису в лоб. Лис вскрикнул и упал в темноту, мальчик-абориген только услышал тяжелый всплеск. Он сошел с моста и подошел к реке, но все было тихо, людоед исчез в реке.

А мальчик увидел на берегу блестящую белую змеиную шкуру, поднял ее и положил к себе в котомку. 

 

11. Станция писателя Горностая.

Железнодорожная станция Южно-Сахалинск-Грузовой ("Владимировка-Сахалинская") находится на историческом месте русского каторжного поселения Владимировка.

В 1890 году здесь побывал писатель А.П. Чехов и насчитал в селе 90 жителей и еще одного, который сразу после отъезда писателя бесследно исчез.

Владимировка всеми признавалась как наиболее благоустроенное и развитое село на юге Сахалина.

Железная дорога здесь появилась в 1906 году, а станция и село получили японское имя Харука, по имени погибшего во время боев с русскими в 1905 году японского майора.

Говорят, через дорогу от нынешней станции стоял дом, в котором останавливался на ночлег Чехов, но каторжане не помнили фамилию Чехов, они говорили, что во Владимировке гостил знаменитый писатель Горностай. 

Он приехал во Владимировку дождливым осенним днем, много ходил по селу, пересчитывал людей и беседовал с ними, держа в руке большой фиолетовый зонт.

Когда Горностай разговаривал на улице с бывшим фальшивомонетчиком Оленем, зонт исчез прямо из рук писателя, но он, увлекшись беседой, не сразу почувствовал, что на него капает дождь.

Он посмотрел вверх и увидел, что вместо зонта держит в руке большую сухую ветку. Он надел свое позолоченное пенсне, внимательно посмотрел на ветку и расхохотался.

Мальчик-абориген, проходивший мимо с вороньим пером в руке, тоже засмеялся, и прикоснулся к ветке в руке писателя вороньим пером. 

Тут же налетел порыв ветра, ветка вырвалась из писательской руки и улетела на другой конец села, где в это время медсестра Соболь отворила дверь, чтобы зайти домой.

Ветка залетела в дом, и Соболь поставила ее в вазу, решив, что это ее умершая мать напомнила о себе.

 

12. Мельница профессора Собаки.

На севере города улица Ленина пересекает реку Красносельскую, когда-то известную под именем Черная речка.

Около моста через эту реку видны развалины старой водяной мельницы, построенной еще во Владимировке и реконструированной японцами.

Но поскольку мельница находилась на севере, а город стал развиваться на юг, ее постепенно забросили.

Старая русская Владимировка стала превращаться в промышленную зону японского города Тойохара, тут построили спиртзавод, сахарный завод, лесозавод, бумажный комбинат, обувную фабрику...

Индустрия оставила от каторжной деревни редкие руины и несколько бревенчатых изб, перестроенных на японский манер.

Говорят, что на руинах старой мельницы, растет трава, изгоняющая из человека ревность. Об этом хорошо знал строитель мельницы, каторжный профессор-женоубийца по прозвищу Собака.

Он был гидроинженером, и владимировское начальство попросило его помочь построить хорошую водяную мельницу.

Профессор поставил условие, что за работу ему должны доставить с материка кухонный топорик, которым он в приступе ревности зарубил свою горячо любимую жену.  

Через несколько месяцев топорик был доставлен профессору. Собака построил на Черной речке водяную мельницу и приступил к выполнению своего тайного замысла.

Он сумел с помощью топорика и черной собаки получить камень из будущих руин только что построенной мельницы и поменял этот камень у лабазника Оленя на деревянную картофелину и три бронзовые монеты.

Но Олень отдал профессору подделку, потому что не сумел украсть картофелину и монеты у горных духов. И поэтому профессору не удалось вернуться в тот момент, когда он еще мог остановиться и не убивать жену.

Во время неудачного возвращения профессора в прошлое, топорик вылетел у него из руки и ударил по шее, из артерии фонтаном хлынула кровь и профессор Собака упал замертво.

Фальшивый синий мешочек унесла река, а черная собака убежала, и вскоре ее приютила хозяйка «чайной избы» София Белка.

Камень от будущих руин водяной мельницы лабазник Олень выронил, когда шел по мосту через Рогатку.

И однажды ночью этот камень выпрыгнул из реки прямо в лоб людоеду Лису, чтобы его попутчик, мальчик-абориген, шел дальше.  

Далее: ЯПОНЦЫ ТОЙОХАРЫ >